Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Maybe hardest sci-fi book ever

Внезапно вспомнил и стал перечитывать одно очень необычное произведение. Это последний художественный роман Лема - "Фиаско". Я прочел его ровно 25 лет назад в журнале "Всесвіт", и книга мне совсем не понравилась, так что я не перечитывал ее четверть века.

Я совершенно по-другому тогда представлял себе фантастику, и мрачный философский реализм Лема меня откровенно испугал (не забываем, мне тогда было 15 лет). Теперь я читаю это совершенно другими глазами, и хотя мрачность изложения никуда не исчезла, сейчас то что мне казалось безумной научной абракадаброй - звучит после прочтения "Краткой истории времени" более внятно.  

Кстати, если я правильно понимаю, то "Фиаско" -  яркий представитель "твердой" научной фантастики (то есть когда автор пишет книгу, базируясь на современных научных представлениях о мире, а не на своих фантазиях). Причем по уровню твердости "Фиаско" идет в ровень, а возможно и опережает "Ложную слепоту", которая меня, помню, поразила полуторасотенным списком использованной литературы в конце.

Кстати, даже в сюжетном плане Ложная Слепота и Фиаско в целом весьма близки. И там и там безуспешная попытка контакта, правда, в случае Фиаско пришельцами выступают как раз земляне. Ну и то что Лем писал свою книгу на 20 лет раньше, так что научный взгляд на многие вещи успел крепко поменяться. Читал ли Уоттс Лема? Книга переведена на английский аж в 1988-ом.

Да, кстати, еще меня книга заинтересовала занятной самоцитатой Лема. Там в тексте есть два вставных фрагмента, очень точно имитирующих лавркафтовскую стилистику написания фантастических рассказов. Это, оказывается, повесть Лема "Хрустальный шар" 1954-го года. Обязательно почитаю после того как закончу "Фиаско".

[Написано на Дриме]

Библиофилы и реконструкторы

А ведь у этих книг - http://frankensstein.livejournal.com/620069.html, есть свой читатель, достаточно массовый для того чтоб их напечатали, доставили в книжные магазины и ожидали прибыли от их продажи. И это по-настоящему пугает, даже на фоне всех остальных новостей из Матушки России.

Потому что в случае с телепропагандой всегда можно сказать что ее никто не смотрит, кроме сенильных бабушек, количество ура-патриотов в комментариях можно обьяснить засилием ботов.

Но книжечки... Это коммерческий товар у которого должен быть читатель, во всяком случае издатель на это рассчитывает. Значит, покупают (я помню, кстати, внезапное озарение, когда я понял что газеты вроде СПИД-Инфо, висящие на газетных стендах в метро - покупают!)

[Написано на Дриме]

Повторюсь, разумеется

Представляю, как в какой-нибудь Чехословакии в 1938-ом году такой же обыватель как я сейчас - листал газеты с новостями из соседней Германии и с ужасом и недоверием искал там "пробитие очередного дна". И как позже он общается со своими друзьями-немцами которые ему со смехом поясняют -  что это вовсе не дно, а мелочь, недостойная упоминания. А смотреть надо на строящиеся автобаны, на крепнущую экономику и германский дух. 

И хорошо бы, конечно, участникам спора как-то внезапно перескочить лет на 8-9 вперед, не переживая все что было в том промежутке времени, да только такого даже в сказках не происходит.

[Написано на Дриме]

И еще раз про "Пикник на обочине"

Меня спросили - не слишком ли жирно посвятить целую книгу тому что основной персонаж - подонок. Разумеется - жирно, и  я не это имел в виду. Книга далеко вовсе не только про личные эволюции Шухарта, хоть он и главный герой. Она про многое, как почти всегда у Стругацких.

Есть в ней чисто научно-фантастический слой, ответ модной тогда идее "разум универсален и  общепонятен", и в этом смысле gns_ua совершенно прав, здесь "Пикник на обочине" копает ту же самую грядку, что и "Ложная слепота", только на 40 лет раньше.

Или вот еще - классическая в русской литературе тема отцов и детей - в "Пикнике" поднята просто на пятерочку. Отвратительный Барбридж, разумеется, является символическим отцом Шухарта, на которого Рэдрик, конечно же,  не хочет быть похож. Классический подростковый бунт, мы все через это прошли. И пока Шухарт зелен и пока его не укатали крутые горки - он не готов смириться что он и Барбридж - одно.

А когда становится понятно что вот это вот вокруг - навсегда, что дочь твоя больше не человек, что ты рискуешь головой за небольшие деньги, что уехать никуда ты не сможешь, да и не умеешь ты ничего кроме как в Зону ходить - то все, символическое детство заканчивается, и Шухарт становится Барбриджем.

[Написано на Дриме]

Сталкер на обочине

После 20-летнего перерыва (я скорее всего если здесь и преувеличиваю, то на пару-тройку лет) перечитал "Пикник на обочине" - одно из самых тяжелых для меня произведений у Стругацких (разве что "Улитка" на меня действует аналогично). 

Очень сильно, на самом деле. Образ Рэдрика Шухарта со шелчком, наконец, стал на место. Раньше мне казалось что Стругацкие ему хоть в чем-то симпатизируют, все-таки он талантлив, удачлив, он в центре повествования. Ничего подобного - это талантливый и удачливый подонок, и весь финал повествования посвящен высвечиванию свойств его характера с разных, но совершенно неприглядных сторон.

К слову, здесь Стругацкие кинули в советскую власть здоровенный булыжник (впрочем, антисоветским это произведение цензура не сочла - слишком аккуратно булыжник был завернут в цветную бумагу). Готовность жертвовать чужими жизнями ради светлого завтра - это ж именно оно, изначальная идея любых тоталитарных государств. Хотя нет, не так - не просто готовность, а идея о необходимости и оправданности этих жертв, ради великой-то идеи. А за великой идеей дело не станет - социальная справедливость, мировая революция, национально чистое государство.

[Написано на Дриме]

Когда-то давно мне попался на глаза этот стих...

и он врезался мне в память странным строем и выбором способа повествования, так что начало и конец я тут же выучил наизусть. Середина выпала, но я это исправлю.

Автор - Юрий Михайлик.

В Гамале все погибли, кроме двух сестёр Филиппа.
Во время тройной зачистки их не смогли найти.
Гамала относилась к городам крепостного типа,
куда очень трудно ворваться и откуда нельзя уйти.

С трёх сторон высокие стены, а с четвёртой - гребень обрыва,
висящий над чёрной прорвой, куда страшно даже смотреть.
Около пяти тысяч жителей, когда ещё были живы,
бросились в эту пропасть, предпочитая лёгкую смерть.

С ними были деньги и вещи - довольно странный обычай!
Спуститься туда сложно, подниматься ещё трудней.
Но кое-кто из солдатиков всё же вернулся с добычей.
(И некоторые предметы сохранились до наших дней.)

Хронист, описавший все это, был горек, сух и спокоен.
Он пришёл туда с победителями, в одних цепях, налегке.
До того, как попасть в плен, он был храбрый и стойкий воин,
и командовал обороной в небольшом городке.

Потом их загнали в пещеры и обложили туго,
и когда между смертью и рабством им пришлось выбирать,
они после долгих споров поклялись, что убьют друг друга.
Он остался последним. И он не стал умирать.

Он писал прекрасные книги. Он улыбался славе.
Его любили красавицы. У него удалась судьба.
Он и сегодня известен нам как Иосиф Флавий.
Флавий - это имя хозяина. А Иосиф - имя раба.

Мы обязаны памятью предателям и мародёрам.
Мы обязаны сладостью горьким всходам земли.
Мы обязаны жизнью двум девочкам, тем, которым
удалось спрятаться так, что их не нашли.

[Написано на Дриме]

Два Мастера и одна Маргарита

Я понимаю что сейчас спровоцирую град из гнилых овощей на свою голову, но у меня есть для вас собственное виденье смысла романа Булгакова (кстати, вот здесь тот случай когда в русском языке очень не хватило английского артикля the)

Я понимаю что про это уже писали в миллионе школьных сочинений, в тысячах критических статей и, небось, люди поумнее и поначитанее меня их писали. Тем не менее, оскоромлюсь и я. Да, и чтоб дальше не забыть - мои измышления являются моим мнением, и не противоречат тому что у вас может быть ваше, противоположное.

Collapse ).

[Написано на Дриме]

Классика

Слушая английскую версию, задумался - а о чем вообще "Мастер и Маргарита"? Смысл отдельных глав книги достаточно легко определяется - но вот о чем книга как таковая?

[Написано на Дриме]

Администратор и нехорошая фамилия

 Дослушиваю "Мастера и Маргариту" на английском. Как уже говорил - отличный перевод, чтец очень здорово передает текст, раздражают, правда, попытки передавать всяких необычно звучащих персонажей, вроде Фагота или Марка Крысобоя - с помощью речевых ухищрений. Это, на мой взгляд - излишняя театральщина.

Но я готов это ему простить за то что он мужественно продирается сквозь русские имена-отчества и уменьшительно-ласкательные суффиксы. Все эти Арчибальд Арчибальдовичи - непросты в выговаривании даже для вполне владеющего русским языком, а тут - англоязычный чтец. Но наибольшее мучения, похоже доставил Иван Савельевич Варенуха, вернее, его невозможная для английского речевого аппарата фамилия, выродившаяся в аудиокниге во что-то вроде Варионка.

[Написано на Дриме]

Стругацкие как авторы фанфиков

Поговорил с неким молодым человеком (действительно молодым - он на 15 лет младше меня). К моему удивлению, он читал и Стругацких и Ефремова (и Лема, если уж на то пошло - но это за рамками нашего разговора).

Что меня удивило в его суждениях - он считает что Стругацкие писали книги "полуденного" цикла, а также более ранние - как некие фанфики к ефремовским "Туманности Андромеды" и "Часу быка". Типа для того чтоб заполнить этот самый тысячелетний провал между сегодняшним днем и миром, изображаемым в "Туманности". Я ему рассказал о том что несмотря на то что Стругацкие считались учениками Ефремова - писать фантастические романы они начали практически одновременно - "Туманность" была издана в 1957-ом, а "Страна багровых туч" - в 1959-ом. А с учетом длительной подготовки к изданию в СССР, в лучшем случае Стругацкие могли прочесть роман Ефремова после того как уже закончили свою книгу.

По-моему я его не переубедил, хотя потом я нашел ссылки на подтверждающие мое мнение цитату из Стругацких которая описывала "Полдень, XXII век" - не как фанфик, а наоборот, почтительную полемику с Ефремовым.

[Написано на Дриме]